Гомель
+30°C

Публицист, прозаик и драматург Василь Ткачёв: золотых дел мастер. Репортаж

Презентация двух книг одного автора одновременно для Гомеля – явление не такое уж частое. 26 февраля Василий Юрьевич Ткачёв – автор 30 книг, 70 пьес, 50 прошедших от Бреста до Курил театральных постановок – порадовал себя и поклонников своего таланта очередным в его жизни событием. В рамках Литературно-художественного салона «Встречи на Замковой» Гомельской городской централизованной библиотеки им. А.И. Герцена Василий Юрьевич представил сборник публицистики «Сцежкi-дарожкi», за который по итогам 2018 года он удостоен Литературной премии имени К. Туровского, и сборник рассказов-миниатюр «Жыццёвiнкi», вышедший в Гомельском издательстве «Барк».

Характерные черты очерков про земляков «Сцежкi-дарожкi» – новизна и оригинальность: Василий Юрьевич умеет рассказать об известном человеке неизвестное. Мало кто из ныне живущих литераторов может поведать читателю о личных встречах с Иваном Шамякиным или Максимом Танком (в своё время вручавшим Василию Юрьевичу писательский билет) и мимоходом заметить, что квартира у Ивана Петровича была больше прежнего помещения Герценки да и ценных книг в ней было не меньше. (Что касается квартиры-музея Евгения Ивановича Скурко, то и сегодня заглянуть туда может каждый).

«Сцежкi-дарожкi» – очерки, на протяжении сорока лет публиковавшиеся в газетах и журналах страны. Есть в ней несколько материалов, посвящённых другими журналистами и литераторами Василию Юрьевичу (Миколой Чернявским и Михасём Поздняковым), а также ответы на предлагавшиеся время от времени анкеты. Примечательно то, что автор предпочёл не менять стилистику своих очерков, что автоматически превращает их в летопись.

Среди присутствующих в зале – Александр Бордовский, друг Василия Юрьевича. Оба выросли на просторах Беларуси, оба в детстве почувствовали тягу к литературному творчеству.

Александр Михайлович благодарен Василию Юрьевичу за знакомство со своим односельчанином – Алесем Письменковым, который был младше поэта на одиннадцать лет. Александр Михайлович не только досконально знает произведения Василия Юрьевича, но, как правило, посвящён в историю их написания. Он отмечает, что очередная книга – достойный результат кропотливого труда, и желает автору, чтобы источник творчества не высыхал ещё долгие-долгие годы. На подаренном Василию Юрьевичу собственноручно выполненном шарже Александр Михайлович представил писателя в окружении созданных им персонажей.

Главный редактор газеты «Сельмашевец» Николай Демчихин отметил, что в «Сцежках-дарожках» 24 публикации из «ЛиМ» и 19 – из «Гомельских новостей», которые возглавлял в своё время Николай Ефимович. В 90-е годы очерки Василия Юрьевича печатали «Гомельская правда», «Маяк», «Сельмашевец», журналы «Полымя», «Нёман», в 2000 – «Гомельские новости»… В редакцию газеты съезжались на посиделки известные литераторы. И если Иван Фёдорович Штейнер в своих трудах касается литературных произведений современных гомельских авторов, то Василий Юрьевич представляет читателю яркие портреты «коллег по творческому цеху», многих из которых лично знал или знает не один год.

На вопрос про учителей Василий Юрьевич отвечает, что учится у всех, причём, постоянно. Главным учителем стал, безусловно, отец, в своё время верно сориентировавший сына: «А напиши-ка что-нибудь серьёзное!» И таки написал! И получил достойный гонорар!

Другим своим учителем писатель считает Миколу Чернявского – в своё время возглавлявшего редакцию журнал «Бярозка».

Учился и учится Василий Юрьевич у Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка, постоянно перечитывая его произведения, ставшие настольными книгами на многие года. Зачитывается Василием Макаровичем Шукшиным, Валентином Григорьевичем Распутиным, Виктором Петровичем Астафьевым, Василием Владимировичем Быковым…

Василий Юрьевич подчёркивает, что собственно писать никто не научит и что большинство великих брали уроки у жизни. Безусловно, вуз подсказывает что-то. К примеру, благодаря вузовской учебной программе он познакомился с Гюставом Флобером.

Гениальным поэтом считает Казимира Камейшу.

В стане постоянных учителей и консультантов – супруга писателя, Валентина Серафимовна, русская, владеющая белорусским языком и разбирающаяся в тонкостях моды и во всех иных деталях, столь необходимых писателю в работе над созданием образов.

Валентина Серафимовна – надёжный тыл. Василий Юрьевич вспоминает эпизод из жизни драматурга Алексея Николаевича Арбузова, который подал на развод после того, как жена пару раз «прибралась» у него на письменном столе. Валентина Серафимовна позволила себе лишь выбросить лекарства, срок годности которых истёк, а порядок в компьютере за месяц-другой писатель надеется навести сам.

Солист Гомельской областной филармонии Константин Горошко исполнил в рамках встречи романс. Василий Юрьевич отметил, что с интересом следит за творчеством молодого артиста. Не исключено, что и с ним мы встретимся на страницах произведений журналиста, писателя, драматурга Василя Ткачёва.

Василий Юрьевич рассказывает об одном из своих друзей – слепом певце, который охотно отправится даже в Лидский замок, чтобы исполнить одну-единственную песню, и которому однажды пришлось выйти на сцену в измятых в дороге брюках. После концерта коллега заметил певцу, что зрителя не интересует, где и почему он измял брюки. Певец не обиделся. Напротив, с тем пор он и дома не встретит посетителя «неодетым» или «помятым». В ответ на вопрос дилетанта ли, специалиста об уровне своего исполнительского мастерства, спокойно споёт, скажем, «Беловежскую пущу»...

Спешка, по мнению писателя – характеристика жизни, и следует торопиться: подмечать, «подслушивать», «подсматривать», – и рассказывает про веник, которым старушка в маршрутке периодически сметает упавшие на пол монетки – приработок к пенсии.

Как научиться наблюдательности? Однажды учительница подметила: «Вы при Василе ничего не говорите, потому что он напишет…»

Вспоминается герой пьесы «Семь трофеев Ерофея Шапкина», признающийся сыну в том, что на войне не смог застрелить немецкого солдата. Режиссёр пристыдил: «Как же так? Он ведь – враг!» Драматург не смог нажать на курок…

Иногда найдётся «учитель», который упрекнёт: «Вот ты бы завершил миниатюру ещё одной строчкой!..» На что мастер отвечает: «Лучше читай газеты: там всё ясно написано… А читателю нужно оставить пространство для размышления, рассуждения. На то оно и литературное – произведение». Одним словом, каждому – своё! А миниатюра по плечу лишь маститому автору.

Издатель Мила Александровна Березовская, и ранее выпускавшая книги Василия Юрьевича, говоря про его особый дар видеть, чувствовать и понимать жизнь, подчёркивает значимость изобретённого им жанра – «жыццёвiнкi», – у которого нашлось немало последователей и про которые ещё предстоит написать литературным критикам и языковедам. «Жыццёвiнкi» – не рассказы, а зарисовки, наблюдения за жизнью в самых разных обстоятельствах.

Григорий Николаевич Андреевец подарил писателю книгу собственной супруги «Стихоплетение» и из уважения к слушателям был предельно краток: Василь «позолотил» зарисовки – литературоведческие материалы «пра наш час»; в миниатюрах идёт тропою Янки Брыля («Жменя сонечных промняў»).

Народный артист Гомельского областного драматического театра Александр Сафронович Лавринович обращается к Василию Юрьевичу не иначе, как «краса и гордость нашей земли». Двух великих связывают полвека бескорыстной дружбы. Им довелось работать вместе на Гомельском телевидении – в передачах «Дзяркач» и «На прызбе з Васiлём», а также практически над всеми спектаклями по пьесам драматурга. Актёр вспомнил времена, когда целый месяц они могли вместе гастролировать по области, неся литературу и искусство в массы, а после выступлений каждый вечер общаться в неформальной обстановке. И как тут не упомянуть «розныя прысмакi» от Валентины Серафимовны!

Вспоминает Александр Сафронович и гастроли по стране – бывшему СССР. Нынешние молодые актёры вкушают счастье исключительно выездных спектаклей: к сожалению, им неведом дух настоящих гастролей.

По старой доброй традиции Александр Сафронович преподносит другу дорогой подарок – коньяк!

Светлана Горшунова выполнила своими руками картину – васильки и ромашки – как символ брачного союза Ткачёвых и пожелала носителю «говорящей» фамилии и далее ткать своё публицистическо-литературно-драматургическое полотно.

Оглядываясь назад, Василий Юрьевич изумляется: «Неужели это я столько понаписывал?! Что ж: идёт – так идёт! Творческая работа – это единственное, что я умею и делаю с удовольствием!» 

 

Прочитано 310 раз

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Вы непременно найдете много полезной и интересной информации на наших страницах в социальных сетях:

Правила

Допускается любое использование публикаций сайта, при условии размещения прямой активной ссылки на источник. Эта ссылка должна быть размещена в первом абзаце перепечатанного материала в виде фразы: «Сообщает Деловой Гомель (здесь размещается гиперссылка на страницу-источник)».

Реклама